Волонтёрство: когда нельзя иначе

Образ жизни

Ученые выяснили, что люди, которые дарят деньги, время и душевные ресурсы другим, испытывают больше положительных эмоций, чем те, кто живёт для себя. Не потому ли сегодня благотворительностью занимается всё больше людей. Это делает их счастливее

Общение дороже денег

Любая беда не так страшна, если тебе есть с кем её разделить. Волонтёрство — это про любовь и про вместе»

Кто? Анна Ветрова, 36 лет, журналист

Что? Как волонтёр детского хосписа «Дом с маяком» уже более 5 лет я навещаю мальчика с нейромышечным заболеванием. Это называется «волонтёр для общения на дому».

Как? Ринату 14 лет, из-за болезни он не может ходить и даже сидит в специальном корсете. Несмотря на физические особенности Ринат абсолютно обычный подросток — учится дистанционно в школе, увлекается аниме, играет в приставки. Раз в две недели я провожу с ним 3-4 часа, мы болтаем на разные темы, он показывает свои рисунки в телефоне, мы рубимся в PlayStation и пьём чай. Я всегда привожу ему маленький подарочек — значок или какую-нибудь необычную сладость, прикольный напиток. У Рината дружная семья — мама, папа, дедушка и старшая сестра. Мамам таких ребят нелегко, все задачи по уходу ложатся на их плечи 24/7, поэтому они тоже нуждаются в общении и связи с внешним миром. Семья Рината меня вдохновляет, там есть любовь, радость, хорошая шутка — за это отвечает папа.

Я поняла, что какими бы тяжелыми ни были обстоятельства, наше отношение к ним определяет то, как будет складываться жизнь. Когда люди узнают, что я волонтёр, они делают трагическое лицо: какая ты хорошая, как же тебе нелегко. Но я не чувствую себя какой-то «улучшенной», в нашей дружбе с Ринатом много жизни, интереса и удовольствия для меня самой. Моя семья поначалу с внутренним напряжением относилась к тому, что я хожу в «какой-то хоспис», где умирают люди. За таким восприятием стоит страх, а за страхом незнание. Я часто рассказывала родным о детском хосписе, а теперь они сами интересуются, как поживает Ринат.

Бонус! Волонтёрство даёт ощутить свой собственный ресурс — я помогаю, а значит, у меня есть силы и возможности. Волонтёрство помогает прочувствовать, что мы все очень уязвимы. Любая беда не так страшна, если тебе есть с кем её разделить. Волонтерство — это про любовь и про вместе.

Команда добрых сердец    

Помогая другим, я получаю нескончаемое удовольствие от того, что могу быть полезна кому-то кроме родных

Кто? Елена Маркевич, 39 лет, управляющая

Что? В крупной компании, где я работаю, у меня получилось создать что-то вроде волонтёрского движения. Сначала нас было несколько человек, но вскоре к нам присоединилось более 100 сотрудников с семьями. Вместе мы уже 7 лет помогаем различным детским домам, приютам, паллиативам, домам престарелых.

Как? Восемь с половиной лет назад моя жизнь разделились на до и после, когда у меня родился ребёнок-инвалид. Многие вещи, которые раньше казались важными, вдруг потеряли свое значение, а на смену им пришли другие, о которых я никогда даже не задумывалась. Помотавшись первый год жизни ребёнка из больницы в больницу, я узнала иной мир — мир боли, нужды и страха. Увидела, что вокруг нас тысячи людей, которым требуется помощь. Несмотря на то, что и сама я нуждалась в помощи, у меня появилось жгучее желание помогать другим, насколько хватит времени, сил и возможностей. В этом меня поддержали коллеги. Вместе мы стараемся помогать организациям вдали от Москвы, там ситуация гораздо хуже.

Часто организации  сами говорят, в чём они нуждаются, а мы решаем, как им помочь. Собираем и покупаем подарки, одежду, предметы быта, а порой приезжаем в дом престарелых, чтобы убрать и благоустроить территорию, можем постричь стариков, попить с ним чай и просто попеть вместе песни под гитару. Больше всего им не хватает именно внимания. Для детей провозим игрушки, играем с ними, делаем поделки, готовим еду.

Бонус! Помогая другим, я и сама получаю нескончаемое удовольствие от осознания того, что могу быть полезна кому-то, кроме своих родных и близких. За годы нашей деятельности у нас сложился дружный коллектив, готовый поддержать друг друга. Мой муж и наш второй ребенок тоже ездят со мной, они полностью разделяют мои порывы.

Помощь самым беспомощным

Оказывая материальную помощь приютам для животных, я испытываю облегчение и радость

Кто? Олег Алфёров, 42 года, юрист

Что? Ежемесячно я перечисляю небольшую сумму в разные приюты для животных. Я не могу помогать им руками и делами как волонтер, этим занимаются люди, у которых есть навыки и время. Но я знаю, что приютам для животных всегда нужны денег – это то, чем я могу помочь.

Как? В юности я уговорил родителей завести кошку, но с ней пришлось сразу расстаться из-за моей аллергии. Потом родители принесли домой собаку, которая выбрала хозяином именно меня. Когда через три года я уехал учиться в Москву, мой пёс очень страдал, начал болеть, а потом трагически погиб. У меня была настоящая психотравма, казалось, что я предал своего друга, он погиб из-за меня. С тех пор я больше не могу решиться завести животное у себя в доме. Но моя помощь приютам даёт мне хоть какое-то облегчение и радость. Многие считают, что деньги волонтеры берут себе за «работу». На самом деле цены на содержание животных, корм, лечение, вакцинацию и стерилизацию очень велики, я специально ездил в приюты, знакомился с волонтерами и видел всё своими глазами. На каждого новенького с улицы уходит порядка 10 тысяч, а потом еще минимум по 3 тысячи в месяц. А если их два, три, пять, десять? Приютам очень нужны люди, готовые помочь финансово. Я вызвался быть таким человеком, а кто-то другой перевозит животных, кто-то за ними ухаживает, кормит, ищет хозяев. Волонтёрство – это хобби, не работа.

Бонус! Я часто слышу фразу: «Лучше бы ты помогал детям. Лучше бы спасал стариков». Но часто те, кто говорит это, сам не помогает никому. Я решил помогать тем живым существам, которые полностью зависят от нас. Этому я учу и своих детей. Но это не значит, что я остаюсь равнодушен к людям, стараюсь помочь в чем-либо хотя бы тем, кого знаю, и кто просит.

Комментарий психолога:

«Здоровый эгоизм» звучит, возможно, некрасиво, но в основе любой мотивации человека лежит собственный комфорт. Конечно, можно помогать и с надрывом, и через «надо», но такого волонтёра хватит на один раз. Люди, серьезно вовлечённые в благотворительность, получают награду, герои как раз говорят об этом — удовольствие, радость от общения, ощущение собственной силы, исцеление душевных ран. И в итоге, мы все получаем более сплочённое, безопасное и развитое общество, где можно получить помощь в трудной ситуации.

Многие люди хотят помогать, но так и не начинают. Мешать им может страх перед новым делом и незнакомыми людьми, страх не справиться, физиологическая брезгливость, а также собственная загруженность и постоянная усталость. Если сил нет на себя и свою семью, то уже не до посторонних. Проблема ещё в том, что наше сознание не всегда разделяет планы и реальные дела. Люди, которые не перечисляют денег на благотворительность, не ездят на волонтерские акции, но зато постоянно читают посты и новости о людях и животных в беде, комментируют их — мысленно «ставят себе галочку»: я подумал об этом, попереживал. И порыв сделать что-то на этом угасает. Поэтому есть смысл в том, чтобы сначала помочь нуждающемуся (контактами, информацией, действиями или финансами), а потом уже погружаться в обсуждение в интернете.

Эксперт: Наталья Ничипорова, психолог, автор YouTube-канала «Психолог в эфире».

Вам также может понравиться

Как помочь ребёнку, который боится темноты и видит страшные сны?

7 декабря 2022 г.

Учёные из Медицинской школы Университета Мэриленда определили, чем грозит недосып в младшем школьном …

6 декабря 2022 г.

Биохакеры Силиконовой долины открыли для себя закаливание. Они утверждают, что холод помогает думать …

3 декабря 2022 г.