Почему ребенок рискует?

То, что для нас хорошо известный факт, для детей – большая загадка и повод для эксперимента. Дошкольники еще не умеют мыслить абстрактно. Поэтому они не только рассматривают разные возможности, но и совершают реальные действия, направленные на то, чтобы получить конкретный ответ на свой вопрос.

Познание мира

Родители восклицают: «О чем ты думал?!». Например: «О чем ты думал, когда поджигал в раковине куклу сестры?». Родителям, наверное, будет интересно узнать, что часто ребенок как раз и думает: «Что будет, если поджечь волосы у куклы, они сгорят или оплавятся?». А еще он подумал: «Где лучше поджечь куклу, чтобы не загорелось что-то еще?». Рассказа папы, подкрепленного статьей из «Википедии», ребенку пока не достаточно. Обычно ему надо совершать действия своими руками, посмотреть, что происходит, и прочувствовать на себе все последствия.

Взрослые стремятся сделать детские игры безопасными. Так появляются специальные детские площадки с мягким покрытием и высокими бортиками на горках, учителя вводят запрет на бег в школьных коридорах, а в магазинах начинают продавать специальные наборы для химических и электрических опытов, где результат заранее известен. И одновременно из-за родительских тревог практически полностью исчезают места, где дети могут оказаться вне поля зрения взрослых. Все это ведет к тому, что окружающий мир предлагает детям только задачи с заранее известным ответом.

Однако мир многообразнее, чем самый интересный набор для творчества, и поэтому дети сами придумывают себе другие задачи. В них нет очевидного решения, они содержат в себе как раз тот самый элемент риска, которого взрослые стараются избежать. Как это происходит, нагляднее всего можно увидеть на игровой площадке. Если малышам полутора-трех лет интересно ходить по горкам, сидеть на качелях и лазить вверх-вниз по лестнице (для них это как раз новое и неизведанное), то дети постарше, даже если и остаются в якобы безопасном пространстве, используют лазилки совсем не так, как предполагали проектировщики. Они залезают на декоративные башенки, висят вниз головой на перекладине, которая помогает, по мысли создателей, не упасть с горки или съезжают вниз головой прямо в лужу. Часто дети играют не на специально подготовленных площадках, а рядом, на перевернутой скамейке или на снежной куче.

Благодаря играм, а также другим экспериментам дети получают важный опыт принятия решений, анализа ситуации со многими неизвестными, соотнесения требований ситуации и собственных навыков. Все это вместе обеспечит ребенку в дальнейшем высокий уровень социальной компетенции, хорошее понимание возможностей своего тела (а это значит – меньше травм!) и хорошие навыки анализа и планирования, которые пригодятся и в школе, и во взрослой жизни.

Риск за компанию

Многие рискованные действия дети совершают в компании сверстников. Мало того, именно в компании дети совершают рискованные поступки, которые им никогда бы не пришли в голову, будь они одни. Этому есть несколько объяснений.

Любовь к риску – врожденное свойство?

Некоторые ученые уверены, что склонность к риску зависит от биологических причин. Уровень агрессии, импульсивность, удовольствие от преодоления себя, интерес к новизне – судя по данным сравнения близнецов, все эти свойства в значительной степени зависят от генов. В некоторых случаях биологи даже могут предложить механизмы того, как это работает. Например, широко известен «ген авантюризма» DRD4, который кодирует рецепторы к дофамину. Один из вариантов этого гена намного чаще встречается у представителей кочевых, чем у представителей оседлых народов, а его наличие хорошо коррелирует со стремлением к поиску новых ощущений. Кроме того, есть данные, что на стремление к риску влияет уровень фермента моноаминоксидазы, регулирующей количество нейромедиаторов в головном мозге. В общем, если когда-то ваш муж покорил ваше сердце, забравшись к вам на четвертый этаж по водосточной трубе – не стоит особенно удивляться тому, что теперь ваш общий ребенок ежедневно возвращается домой с царапинами и синяками! 

Во-первых, дети плохо понимают, что может, а чего не может другой человек. Они не берут в расчет младший возраст или другую физическую подготовку приятелей по игре. Ребенок полагает, что действие, легкое и приятное для него, будет таким же легким и приятным для другого ребенка. Это закономерное следствие особенностей мышления в детском возрасте. Ребенок еще не может поставить себя на место другого человека. Признаться, даже во взрослом возрасте мы не всегда способны понять, почему другому кажется сложным какое-то пустяковое, на наш взгляд, действие.

Во-вторых, для детей мир социальных отношений оказывается ещё более сложным, чем мир физических объектов. Часто ребенок не знает, что можно отказаться от предложенного – или последствия такого отказа представляются ему катастрофическими. Например, фраза сверстника «мы больше не будем с тобой играть» для ребенка означает, что никто и никогда не будет с ним играть, а это очень страшно.

Абзац с выводами можно как-то выделить шрифтом, или поставить пиктограммку

Риск за компанию нужен не ради риска, а ради компании. Это необходимая часть взросления, единственный способ научиться отличать собственные желания от навязанных и оценивать границы своих возможностей. Если пятилетний ребенок сломал руку, перелезая с друзьями через забор – утешайте себя тем, что полученный негативный опыт снизил вероятность того, что через десять лет этот же ребенок (под влиянием этих же друзей) начнет курить или сделает себе на всю руку татуировку с драконом.

Как поступать родителям?

1. Заведите аптечку, научитесь оказывать первую помощь

Попробуйте все средства из аптечки на себе и выберите то, что меньше всего щиплет – это важно, чтобы ребенок не пытался скрыть от вас разбитую коленку. По той же причине важно не ругать его за полученные травмы. В конце концов, вы тоже везде лазили в детстве и выросли хорошим человеком!

2. Сначала помогите, потом объясняйте

Бесполезно объяснять ребенку, что он был неправ, когда он и так испуган или ему больно – он не сможет воспринять смысл ваших слов. Это потом, когда ваш ребенок успокоится и справится со своими чувствами, перед вами окажется незадачливый экспериментатор, с которым можно спокойно обсудить, почему удерживать кошку в стиральной машине – плохая идея. А до этого времени надо просто пожалеть малыша, у которого оцарапаны рука и ухо, который испугался и упал на спину, когда кошка выпрыгнула наконец из барабана.

3. Обсуждайте рискованные ситуации

Прежде чем высказывать свое суждение, задайте уточняющие вопросы. Узнайте, какова была задумка ребенка, что он сделал сначала, что – потом. Спросите, удалось ли ему воплотить задуманное в полной мере. Повторите его слова и уточните, все ли вы правильно поняли. Выслушайте уточнения, не возражая, а только потом приступайте к объяснениям. Старайтесь аргументировать свое мнение: вместо того чтобы объяснять, что залезать на крышу гаража запрещено (как делают все взрослые), лучше поговорить с ребенком о гравитации и попробовать вместе рассчитать, с какой силой он ударился бы о землю, если бы свалился. Необычные объяснения лучше запоминаются и приносят новые аргументы для последующих дискуссий с друзьями, снова предлагающими полазать по гаражам.

4. При необходимости проконсультируйтесь со специалистом

Ребенок, чрезмерно склонный к риску – или, напротив, проявляющий слишком большую осторожность – может нуждаться в специальной поддержке. Например, возможны занятия со специалистом по сенсорной интеграции (по образованию они бывают педагогами, психологами или врачами). Под контролем такого специалиста ребенок будет кататься на роликовой доске, кувыркаться на матах, залезать в высоко подвешенный гамак – в общем, прекрасно проводить время и заодно учиться правильно оценивать уровень опасности своих действий.

Как оценивают риск подростки?

Психолог Абигейл Беард из Колледжа Вассара исследовала то, как подростки и взрослые принимают решения. Она помещала испытуемых в МРТ-сканер и задавала им разные вопросы. Например, такие: готовы ли вы съесть таракана? Стали бы вы поджигать свои волосы? А спрыгнуть с крыши – это хорошая идея?

Абигейл Беард анализировала ответы участников эксперимента и смотрела на то, какие зоны мозга принимают решение у подростков, а какие – у взрослых. Ответы взрослых и подростков не отличались друг от друга. И те и другие считали, что поджигать волосы и есть тараканов – не лучшая затея. Подросткам требовалось всего лишь немного больше, чем взрослым, времени для ответа.

Гораздо интереснее были результаты МРТ-сканирования. Оказалось, что взрослые сначала представляли ситуацию – и тогда становились активны зоны мозга, которые отвечают за визуальную информацию. А потом они реагировали на ситуацию эмоционально: на МРТ было видно, как становятся активными зоны, отвечающие за страх или отвращение.

У подростков же все было по-другому. Перед тем как озвучить ответ, подростки по-настоящему обдумывали сделанное им предложение: в этот момент наиболее активны были зоны мозга, которые отвечают за анализ информации и произвольное принятие решений.

Абигейл считает, что причины таких различий в том, что у подростков гораздо меньше жизненного опыта и, что важно, меньше неприятных эмоциональных впечатлений. Подростки уже могут мыслить абстрактно, этому учат в школе, но вот абстрактно чувствовать и переживать они пока еще не умеют. Им еще предстоит накопить этот жизненный багаж.

Вам также может понравиться

Анализом крови на рак сегодня никого не удивишь. Но могли бы вы когда-нибудь подумать о том, что ско …

12 августа 2022 г.

Ученые предприняли амбициозную попытку понять и улучшить микробные сообщества, населяющие структуры, …

11 августа 2022 г.

Известно, что рацион питания с высоким содержанием натрия, то есть соли, и низким содержанием калия …

10 августа 2022 г.