Елена Аросьева: «Счастье, когда есть и большая семья, и любимая работа»

Звезды

 Женщины сопереживают судьбам созданных ей образов, мужчины восхищаются красотой

— Елена, вы очень популярная актриса, у вас много поклонников, но при этом вы редко даете интервью. Почему?

— Думаю, для каждого актёра самое дорогое — чтобы популярными были его герои. Популярность в нашей профессии – только следствие. Для меня это огромный плюс актерства в сравнении с шоу-бизнесом, где сам исполнитель является неким народным героем, и вся его личная жизнь — часть сценария о нём самом. Я для себя очень чётко разделяю работу и личную жизнь, стараюсь, чтобы одно не мешало другому. Именно поэтому даю интервью в том случае, когда речь идёт о какой-либо моей премьере — рассказываю про процесс создания, про трудности или интересные моменты, которые были во время съемок. А вот про личную жизнь рассказывать не люблю. Убеждена — личное должно оставаться личным. Зрители при этом ничего не теряют — в жизни моих героинь всё гораздо интереснее и уж точно драматичнее, чем в моей.

— Вы с детства занимались вокалом, танцам и спортом, мечтали стать переводчиком, но в итоге стали актрисой. Как так получилось?

— Не знаю… Можно позавидовать тем, кто с детства мечтал быть пожарником и стал им.  Для большинства — это всё-таки путь проб себя в разных, иногда случайных направлениях. Для меня ключевым было оказаться в театральной студии Виктора Тимофеевича и Эммы Ивановны Арсеньевых в моем родном городе Саров, которые поверили в меня и этой уверенностью поделились со мной. Это педагоги от Бога. Мы и сейчас постоянно на связи с Эммой Ивановной, всегда с ней советуюсь по профессиональным вопросам. Ученики Арсеньевых не только теперь уже известные актёры, но и известные режиссёры, например, Жора Крыжовников.

-Как ваши родители, несвязанные с актерской профессией, отнеслись к вашему решению “пойти в артистки”?

— Очень поддержали. Мама ездила со мной в Москву на все вступительные туры. Это были очень счастливые поездки. Мы часто вспоминаем их — как с поезда бежали на прослушивания и многое другое. Папа всегда радовался моим выступлениям на городских праздниках, был очень внимательным и благодарным зрителем, верил в меня, что очень ценно для дочки. Вообще в жизни мои папа и мама всегда были творческими людьми — папа играет на гитаре и поет, мама любила танцы. И то, что дочка выбрала творческую профессию, думаю, их совсем не испугало и не удивило. А вот расставание с театром «Сатирикон», в котором я несколько лет служила, родители переживали больше меня. Они всё-таки привыкли, что в жизни должна быть какая-то стабильность и крыша над головой, а для артиста это театр. Мне тоже первое время без театра было не по себе, хорошо, что регулярные съёмки просто не оставили места и времени для переживаний

— Почему вы больше не выходите на театральную сцену?

— Во-первых, у нас был «целевой» набор — попав на курс к Райкину в Школу-студию МХАТ, мы фактически сразу попали и в «Сатирикон». Дипломные спектакли «Страна любви » и «Ай, да Пушкин» вошли в репертуар театра. При этом я всегда мечтала работать, например, с Алексеем Бородиным, но даже мысли показываться в РАМТ не было, потому что я принадлежала «Сатирикону». При этом у Константина Аркадьевича как у руководителя театра свои непростые задачи — ему нужно думать про репертуар и трудоустраивать новых, более молодых выпускников, он же не может держать своих студентов в труппе пожизненно, поэтому с кем-то вынужден расставаться. Естественно, в театре остаются те, с кем ему творчески интереснее, кто лучше проявился во «взрослой» театральной жизни. В этом смысле у нас такого сотворчества не сложилось, мы остаёмся учителем и ученицей, но для меня мой курс в любом случае вторая семья навсегда.

Расставание с репертуарным театром дало мне возможность больше сниматься и поработать в независимом театральном проекте в «Другом театре» в спектакле «Музыка для толстых», который мы успешно играли пять лет. При этом я не думала о том, что подвожу кого-то, и спокойно родила троих детей. Сейчас мне очень не хватает работы в театре. Он дает актёру хорошую форму, в том числе и для кино, и для кинопроб, что тоже важно. Режиссёр, увидев тебя в театре в необычном образе, может и в кино предложить тебе что-то отличное от привычного амплуа. Ну и живой обмен энергией со зрителем, конечно, вызывает зависимость. Мне периодически снятся сны, где я играю на сцене… Но я понимаю, что очень трудно в моем возрасте ворваться в какой-то сложившийся коллектив. Наверное, надо делать семейный театр и отправляться с ним на гастроли.

-Вы стали очень популярны и любимы по сериалам. Желания сняться в полном метре нет?

— Конечно, есть! Каждый актёр мечтает сниматься в полнометражном кино. Это совершенно отличный от сериала формат работы. Но пока таких предложений не очень много. К сожалению, за мной закрепилось амплуа «бедной овечки». Я очень стараюсь выбраться из него. В этом году на экраны выходит фильм «Про мою маму и про меня» режиссёра Дмитрия Губарева. Там я предстану в очень неожиданном для зрителя образе. Роль небольшая, но работать было безумно интересно! Также скоро выйдет продолжение сериала «Провинциальный детектив «, где я впервые сыграла следователя. Тут было очень интересно искать новые актерские краски.

— Как вы успеваете выполнять обязанности многодетной мамы, которая работает актрисой?

— С детьми нам периодически помогает няня. А еще нам очень повезло с бабушками-дедушками, которые всегда готовы выручить. Но во время моих съёмок вся логистика по детям преимущественно ложится на плечи мужа, и, кажется ему это нравится, хотя явно идёт в ущерб его профессиональной деятельности.

Есть такая особенность в нашем ремесле, не слишком очевидная со стороны, это 12-ти часовая смена, а между сменами надо разбирать сценарий и учить текст для следующей смены, поэтому сознание фактически круглосуточно занято ролью. И очень трудно переключать мозг с одной частоты на другую для решения разных задач – рабочих, семейных, бытовых. Да, бывает не просто, потому что каждый ребёнок заслуженно хочет от мамы хоть иногда персонального стопроцентного внимания, а маме нужно побыть наедине с ролью. Стараюсь распределяться, хоть раз в неделю побыть с каждым ребёнком наедине, выслушать его, что-то обсудить. Большой плюс, что всё-таки все дети уже потихоньку вошли в возраст, когда им больше хочется общаться со сверстниками.

А так с каждым ребёнком бывали моменты принципиального отказа от проектов, особенно, в период грудного кормления, когда понимала, что ребёнку я сейчас точно нужнее.

— Вы могли бы оставить работу и полностью посвятить себя семье?

— Думаю, что нет. Счастье, когда есть и большая семья, и любимая работа. Но это безумно тяжело совмещать. Иногда кажется, можно сойти с ума от многозадачности, и больше всего на свете мечтаешь побыть в одиночестве, чтобы никто не дёргал, не требовал твоего внимания. Но посвятить свою жизнь чему-то одному я бы точно не смогла.

— Трое детей — это сложно?

— «Трое детей- это сложно, но проще чем 11». Так мы с мужем успокаиваем друг друга, когда нам кажется, что мы не справляемся с родительской ношей, думая об одной семье из нашей группы детского сада, где действительно в семье 11 детей. Сейчас у нас максимально сложный период — все трое детей вошли каждый в свой переходный возраст, и у нас, у родителей, тоже рубеж – примерно по 40. Всем требуется какая-то рефлексия и одновременно помощь других. Постоянно быть всем вместе очень тяжело, стараемся разделяться. Пока один с двумя детьми, другой полностью с третьим, потом меняемся. Конечно, хочется, чтобы дети были «удобные» — тихие, спокойные, послушные, самостоятельные. Но взросления без трудностей не бывает.

Старший сын очень помогает, средний тоже, но и дурному друг у друга тоже учатся. Младшая, естественно, осваивает мир через копирование старших. Стараемся обращать на это внимание детей, что вот у них теперь ещё и такая ответственность появилась. Повёл себя грубо – это тут же скопировано и почти сразу к тебе возвращается. «Вот Алёна только что у тебя этому научилась». При этом кажется, что роль «образца» всё-таки импонирует старшим детям, хотя это и добавляет ответственности. В целом у нас, на мой взгляд, очень гармоничный состав: два старших мальчишки, одна младшая девчонка. Кажется, когда все немного подрастут, преимущественно будем помогать друг другу. Младшей Алене сейчас три года. Совсем недавно появилась возможность с ней договариваться о чём-то, она научилась выражать свои желания словами, а не криком, и потихоньку учится уважать и понимать интересы других.

— С появлением детей, что изменилось в вас самой?

-Для меня семейное общежитие — очень непростой процесс. У всех детей разный возраст, всем интересны разные виды деятельности, интересы родителей дети преимущественно ещё не учитывают, поэтому почти не получается побыть в своём ритме. Вместе с тем это очень интересный процесс, в котором узнаешь себя по-новому, и в чём-то меняешься к лучшему. Благодаря детям много думаю о своём детстве, о том, как формировался мой характер, что во мне из семьи, а что пришло уже с собственным опытом. Стараюсь быть более осознанной и управлять своим характером, понимая, что он не данность, и может меняться в силу обстоятельств. Учусь принимать на себя ответственность за свои реакции, и за своё внимание, чтобы оно было более произвольное. Чтобы я больше фиксировалась на том, что меня развивает, а не на том, что разрушает, даже когда очень тяжело. В этом очень помогает наблюдение за детьми, потому что кажется, что по рождению все дети чудесны. 

— Старшему Даниилу 13 лет. Как проживаете переходный возраст?

— Вижу, что Дане одновременно хочется быть таким самостоятельным взрослым, всё делать по-своему, всё оспорить и сделать наоборот, и, одновременно, ему всё ещё хочется побыть малышом, понежиться вместе и так далее. Если мы в обществе  его сверстников, в нём преобладает «взрослый», дома в семье он «сын». В этот момент очень важно найти время и выслушать всё, что ему хочется рассказать, потому что, мне кажется, он самостоятельно ещё не может освоить все новые впечатления и переживания. Только проговаривая их и получая реакцию на свои истории, он как-то их сам осознаёт. Вероятно, он так «перепроверяет» правильно ли понял и классифицировал то или иное событие. Я не очень помню свой подростковый возраст, может быть, он не был ярко выражен. Но мне и сейчас важно кому-то иногда выговориться, хотя картина мира, вроде, уже сложилась. Поэтому я понимаю, что для растущего подростка это ещё важнее.

— Чем увлекаются дети и какие у вас есть общие занятия?

— Старший занимается скалолазанием, и это очень насыщенная жизнь — постоянные сборы и соревнования. Это молодой спорт, который впервые был заявлен на прошлой Олимпиаде, поэтому и на уровне сборных команд Москвы и России и Федерации скалолазания Москвы очень много энтузиастов. Детям повезло, что вокруг много идейных людей, сподвижников. Младший Иван тоже занимается скалолазанием, но не так активно. Кажется, его больше интересует художественное творчество. А любимое семейное занятие – прогуляться в парке, покататься по городу на самокатах, любим все вместе пойти в кино или театр, зимой очень любим ходить на каток. Свободного времени у нас немного, поэтому стараемся находить совместные занятия и в быту – вместе приготовить ужин, что-то нужное по дому сделать.

— Невозможно не отметить вашу прекрасную фигуру. Сложно было возвращаться в форму после беременностей?

— Спасибо! Вообще работа — это лучший способ поддержания физической формы. А в период беременностей, когда особо не поработаешь, я занималась йогой, и мне это очень помогло. Моя свекровь – преподаватель йоги Айенгара и тоже многодетная мать, поэтому все нужные рекомендации у меня были. На самом деле не могу сказать, что я сейчас довольна своей формой. Хотелось бы сбросить пять, а лучше 10 килограммов для своего идеального веса. Но тут важна регулярность занятий, пусть один-два раза в неделю, но пока у меня это не получается. С началом учебного сезона, когда у всех детей появилось регулярное расписание, надеюсь вмонтировать в него занятия йогой или бассейн.

— А как вы пришли к вегетарианству?

— После рождения второго сына в 2015 году, когда проходила курсы по осознанному питанию. Тогда мне это далось очень легко, чувствовалась лёгкость в теле, появилось больше энергии. Но сейчас я уже не вегетарианка — во время третьей беременности очень потянуло на мясо птицы. Так что после перерыва в пять лет я снова ем курицу и индейку, хотя уже год как завершила грудное вскармливание. Чувствую, что организму это сейчас нужно.

— Ходят слухи, что вы знатный кулинар и любите готовить…

— Готовить пока разлюбила. Приготовление блюд тоже требует определённого настроя. Я люблю готовить, параллельно слушая интересные подкасты или лекции, а когда тебя то и дело тормошат за ногу с просьбами поиграть, тут уже не до удовольствия. Кажется, что у дочки сейчас максимально непоседливый период. Надеюсь, когда она ещё чуть-чуть подрастет, будем готовить вместе и с удовольствием. А пока обходимся без любимого блюда всей семьи – это мой фирменный суп минестроне, на приготовление которого нужно минимум два часа. Сейчас я чаще покупаю готовые блюда или готовлю что-то простое. Дети и муж не страдают. Дети даже научились сами готовить себе на скорую руку салат из тунца, так что во всём есть плюсы.

— В рейтингах самых красивых актрис страны неизменно есть ваше имя. Всегда были довольны своей внешностью?

— Женщина красива в гармонии, во внутреннем спокойствии. Я сейчас слишком нервная, потому что кажется, что ничего не успеваю. Фиксируюсь на негативе, но я работаю над собой. Считаю, что достаточно хорошо выгляжу для своих 39 лет и для многодетной матери. К своей внешности отношусь спокойно. Раньше комплексовала и по поводу высокого роста, и по поводу крупного носа. Сейчас принимаю себя такой, какая я есть, несмотря на возрастные изменения, и это очень круто, если честно.

— Какие у вас любимые косметологические процедуры?

— Самая любимая — миофасциальный массаж. Сейчас прохожу курс у мастера с волшебным руками — Кати Балушкиной, и очень довольна результатом. Немного болезненный массаж, но результат я увидела уже после первого сеанса. Очень важно попасть к хорошему мастеру, мне повезло, я его нашла. Недавно попробовала в салоне микротоки для лица. Результат увидела через неделю — кожа стала выглядеть более ухоженно, вид отдохнувшим, поэтому буду повторять эту процедуру пару раз в год. Более кардинальных вмешательств пока опасаюсь.

— Если появляется время на себя, на что его тратите?

— Чаще всего просто хочется побыть в своём ритме, а что делать не так уж и важно. Можно просто побыть в тишине, люблю послушать интервью или лекции, посмотреть фильм. Иногда читаю, хожу в театр, встречаюсь с друзьями. Ничего необычного.

— Какие у вас увлечения и есть ли время на них?

— Йога, на которую времени пока нет. С каждыми родами жизнь приходит в некоторый хаос, и потом потихоньку выстраивается в какой-то ритм. Наша семья сейчас где-то на переходе от первого ко второму.

— У вас очень нежный, душевный, домашний образ на фото, но вы часто играете сильных, самостоятельных, отчаянных женщин. А какая вы на самом деле?

— На этот вопрос невозможно ответить объективно… Надо спросить у мужа. Сами себя мы всё-таки воспринимаем не так, как это видят близкие люди. Думаю, я разная, как и все люди. Как правило социальная маска «милая дама» — это упрощение. На жизненной дистанции все очень разные, иногда неожиданно разные. В быту, наверное, я более мягкая. В работе учусь быть жёсткой, там, где это нужно. Учусь быть адекватной обстоятельствам.

Советы

  1. Важно, чтобы женщина делала работу по дому без раздражения, с хорошим настроением. Именно женщина создаёт атмосферу в доме.

  2. В общении с детьми помните, что взросления без трудностей не бывает.

  3. Фиксируйтесь на том, что развивает, а не на том, что разрушает.

  4. Старайтесь разделять работу и личную жизнь

  5. Главное, чтобы вещь нравилась, не важно, какой она фирмы.

Вам также может понравиться

ПОПУЛЯРНАЯ АКТРИСА КИНО И ТЕАТРА РАССКАЗАЛА, КАК ХОТЕЛА ПОМЕНЯТЬ ИМЯ, КАК СООБЩИЛА ДОЧЕРИ О ПРЕДСТОЯ …

14 апреля 2024 г.

Жить в мире с собой и своей совестью – огромное счастье!

28 марта 2024 г.

Популярная актриса откровенно рассказала о пережитой депрессии, собственной системе выхода из нее и …

10 марта 2024 г.