Теория и практика / Диагностика и лечение

Валерий Кучеров: «МЫ ШАГ ЗА ШАГОМ ЗАГОНЯЕМ ОПУХОЛЬ В УГОЛ»

Наш гость: Валерий Кучеров, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения МРЦ им А.Ф. Цыба (филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский радиологический центр МЗ РФ»), заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук
Опубликовано: 1 февраля 2020 г.

Еще недавно слово «рак» ассоциировалось у всех со словом «смерть». Сегодня очевидно главное – человечество уже умеет бороться со страшным заболеванием даже на последней стадии. И для этого не надо резать и облучать, у нас появились революционные методы лечения - радиохирургия.

Валерий Владимирович, правда ли, что вы в Обнинске занимаетесь абсолютно новым, революционным направлением в онкологии?

Что касается революционности - покажет время, а то, что новым, - это абсолютно справедливо. Интервенционная онкология (хирургия «без скальпеля») – одно из самых современных высокотехнологичных направлений. В мире оно развивается с 90-х годов прошлого столетия, у нас в стране серьезные наработки появляются последние 10-15 лет. Новые методы диагностики и лечения опухолей дают порой неожиданно положительные результаты, поэтому главный онколог Минздрава России, академик А.Д. Каприн выступил инициатором открытия нашего отделения.

Мы привыкли, что раковую опухоль вырезают, облучают, травят химией… Но у вас совсем другой подход?

Начнем с того, что возможность лечить различные заболевания через сосуды с помощью транскатетерной терапии или рентгенохирургии появилась относительно недавно, но за короткий срок эти методы стали золотым стандартом в кардиологии, неврологии и других отраслях медицины. Сегодня стентирование сосудов – рутинный метод, позволивший в разы снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. И вот, пришло время применить возможности рентгенохирургии в онкологии.

Каким образом это происходит?

Мы лишаем опухоль кровоснабжения, перекрыв питающий её кровеносный сосуд. Именно с эмболизации питающих сосудов началось внедрение интервенционных методов в онкологию. Искусственно закупорив главную опухолевую артерию, можно посадить новообразование «на голодный паёк», лишив возможности к дальнейшему росту. Достаточно сделать небольшой прокол на запястье или бедре, под контролем рентгена ввести тончайший катетер в артерию опухоли и «закупорить» её специальным веществом. Такой подход принёс определённый результат, но затем выяснилось, что опухоль слишком «хитра» и быстро формирует новые обходные сосуды. Эмболизация прижилась в лечении доброкачественных опухолей (об этом мы поговорим дальше), а злокачественные новообразования потребовали дальнейшего совершенствования метода.

В чём заключалось улучшение?

В том, что в качестве эмболизирующих веществ стали применяться не только механические частицы, но и химиопрепараты. То есть мы не просто ухудшаем кровоснабжение опухоли, но и обильно насыщаем её уничтожающим злокачественные клетки лекарством. Пациент получает химиотерапию через капельницу или таблетками, а в дополнение препарат поступает селективно, непосредственно в ткани опухоли. При этом комбинация лекарства с эмболизирущими частицами позволяет усилить и продлить лечебное воздействие. Этот метод получил название – химиоэмболизация. Он значительно повышает эффективность лечения.

Правда ли, что облучение опухоли тоже можно сделать через сосуд?

Да, этот метод называется радиоэмболизация, и мы одними из первых в России внедрили его, используя отечественный, синтезированный в Томске, радиоизотоп иттрий-B излучатель. Процедура происходит так: радиофармпрепарат вводится непосредственно в ткань опухоли, пробег электронов изотопа в тканях организма составляет 11-12 мм. Это означает, что после введения непосредственно в опухоль, он уничтожает все атипичные клетки в радиусе до 1,2 см. Изотоп относится к короткоживущим – период его полураспада составляет 72 часа, а в течение 640 часов он полностью инактивируется в организме. И если это время пациент ещё остаётся условно радиоактивным (за счёт небольшого пробега электронов значимого излучения от пациента не бывает в принципе), то через месяц совершенно точно он не представляет опасности для окружающих.

Насколько важно то, что радиоизотоп российского производства?

Это важно, поскольку подобные операции станут материально доступнее для большинства граждан. Наше учреждение в данный момент работает над собственной разработкой - новый радиофармпрепарат изотоп рения. Надеюсь, что в этом году начнутся клинические испытания нового препарата, и вскоре он будет внедрён в широкую практику.

Какие именно опухоли можно будет лечить с помощью химиоэмболизации и радиоэмболизации?

Если говорить о радиоэмболизации, это, прежде всего, гепатоцеллюлярная карцинома – одно из наиболее коварных онкологических заболеваний, поражающих печень. Эта болезнь долгое время никак себя не проявляет, а когда диагноз установлен, опухоль достигает уже таких размеров, что её невозможно удалить хирургически. Зато печень насыщена кровеносными сосудами, и её опухоли также имеют хорошее кровоснабжение, значит, возможно полноценно ввести в неё радиоизотоп. Такая тактика позволяет добиться двукратного увеличения средней продолжительности жизни при самых запущенных опухолях печени. Есть примеры полного излечения прогрессирующего рака печени с помощью повторных сеансов радиоэмболизации. Единственный минус – проводить повторные операции можно не раньше, чем через 6 месяцев после предыдущей.

Также успешно радиоэмболизация применяется при метастазах в печень других раков, а это самые распространённые опухоли – кишки, желудка, молочной железы. Химиоэмболизация имеет более широкий спектр применения – это те же опухоли печени, опухоли слюнных желёз и челюстно-лицевой области.

Отдельный метод – это локорегионарное введение химиопрепаратов, суть которого в длительном вливании лекарства непосредственно в сосуды опухоли, причём непрерывное введение может продолжаться до 72 часов. В этом случае эмболизация не проводится, но эффективность химиотерапии повышается. Хорошо поддаются локорегионарной химиотерапии саркомы костей и мягких тканей, рак шейки матки, которого в последние годы стало особенно много.

Даёте ли вы надежду людям с раком на четвертой стадии, есть ли у них шанс?

В этом и состоит суть нашей работы: нередко мы имеем дело с таким распространением опухоли, которое не даёт хирургам возможности выполнить операцию. «Неоперабельная опухоль» – самые страшные слова, которые может услышать пациент. В этом случае мы проводим радио- или химиоэмболизацию: вводим лекарства регионарно – и нередко отмечаем уменьшение размеров опухоли, она словно усыхает. Это снижает стадию заболевания и переводит ситуацию в операбельную.

Был такой случай из практики. У 38-летнего пациента обнаружили рак прямой кишки с метастазами в печень – это уже четвёртая стадия. Первичную опухоль убрали, а метастазы оказались нерезектабельными, вне зоны резекции. Мы провели пациенту несколько операций химиоэмболизации печени в комплексе с лечением таргетным препаратом, и за год удалось уменьшить метастазы до таких размеров, что хирурги сумели выполнить операцию. Получается, ещё недавно этот пациент был приговорён, а сейчас в организме не осталось злокачественных клеток, всё удалено. Да, рак коварен, как любое другое хроническое заболевание, и может вернуться, но на данный момент пациент живёт обычной жизнью, у него нет признаков прогрессирования.

Какие ещё возможности есть у интервенционной онкологии?

Ещё один важный аспект – это помощь хирургам во время операции и подготовка опухоли к удалению. Например, если опухоль хорошо кровоснабжается и ожидается серьезная кровопотеря, мы непосредственно перед операцией эмболизируем питающий её сосуд, в результате хирурги оперируют практически на сухом операционном поле, что значительно уменьшает риски. Или когда из опухоли внезапно возникает кровотечение, что всегда очень опасно, ведь остановить его хирургически тяжело, ткани опухоли непрочные, хирургические нити прорезаются. Мы подбираемся к источнику изнутри сосуда, эмболизируем его и без преувеличения спасаем  жизнь больного.  Нередко просто эмболизируем сосуды опухоли, чтобы она несколько уменьшилась в размерах и коллегам во время операции было легче её полностью удалить. Как видите, в наших руках много различных методов, которыми при совместном применении мы загоняем опухоль в угол.

Применяются ли интервенционные методы в лечении доброкачественных новообразований?

Это направление тоже активно развивается. Сегодня эмболизация миомы матки при многих расположениях этой опухоли становится золотым стандартом, процедура позволяет избежать операции, планировать беременность. Перспективным может оказаться эмболизация артерий предстательной железы при доброкачественной гиперплазии (аденоме простаты). Уже накоплен немалый опыт в этой области, по мнению многих специалистов в этом случае эмболизация может стать альтернативой хирургическому лечению. Но в нашем учреждении внимание сконцентрировано на борьбе со злокачественными опухолями.

 

Опубликовано: 1 февраля 2020 г.

Комментарии

Уважаемые пользователи! Упоминания названий любых лекарственных препаратов, БАДов (советы по применению), медицинских изделий, медицинских организаций, других товаров и услуг, рассматриваются как реклама и удаляются в соответсвии с п.4.6. Правил Форума