Теория и практика / Диагностика и лечение

«Мы живем в мире, где худое тело имеет высокую ценность»

Наш гость: Светлана Бронникова, психотерапевт, кандидат психологических наук, специалист по пищевым расстройствам и интуитивному питанию в клинике «Intueat»
Опубликовано: 2 июля 2021 г.

Расстройством пищевого поведения (РПП) страдает по меньшей мере 9% населения в мире. Что к нему приводит и поддаётся ли оно коррекции – рассказывает специалист.  

Светлана, прежде всего хотелось бы понять, расстройства пищевого поведения – это болезнь?

Мы говорим «расстройство», но это действительно болезнь. Хотя люди до сих пор склонны считать это блажью, дурью, модой на худобу или определенную модель питания. На самом деле РПП – сложные психические расстройства, имеющие генетическую метаболическую природу. Это означает, что есть отчётливая генетическая предрасположенность. Расстройства пищевого поведения не просто меняют метаболизм. У людей, склонных к РПП, в принципе иной метаболизм. Исследования показали поразительную вещь: у людей с анорексией метаболизм как будто всё время тащит этого человека в сторону максимально возможного низкого веса. Людям, склонным к заболеванию анорексией, всю жизнь приходится следить, чтобы вес не падал. Людей с ожирением метаболизм тащит в противоположную сторону, они поправляются от яблока или просто посмотрев на конфету.  

Какие провоцирующие факторы запускают расстройство?

Есть такая поговорка – где тонко, там и рвётся. Мы не знаем заранее, где у человека тонко. И уровень генетической уязвимости у каждого выражен по-разному. Кто-то срывается от случайного взгляда или слова. Кто-то в результате опыта диет, кто-то после интенсивной болезни, когда долго не ест. РПП часто запускают психотравмы, особенно утрата близких людей. И тогда оно становится попыткой обрести контроль над своей жизнью через контроль над питанием и телом. Есть высказывание известного американского врача о том, что генетика заряжает пистолет, а среда спускает курок. Так вот, мы не знаем, какое внешнее воздействие спустит этот курок.

Есть версия, что у больных РПП меньше дофаминовых рецепторов второго типа или нарушена выработка серотонина.

Это действительно особенные люди, которые всё время находятся в алертном состоянии, то есть несмотря на внешнее спокойствие, в состоянии боевой готовности. Им труднее испытывать радость и удовольствие, в том числе от еды, потому что среди женщин, склонных к анорексии, колоссальное количество суперуспешных, фантастически красивых женщин, которые от этого не получают удовольствия. Серотониновый и дофаминовый дефицит не позволяет им кайфовать от себя, от встречи с друзьями, от успехов. Они всё время собой недовольны, у них развит сверх контроль. Им надо снижать его уровень, но общество подстёгивает к обратному. Мама говорит – моя Анечка сама делает все уроки, у нее одни пятерки, мне не надо с ней сидеть, и с мальчиками она не гуляет, потому что будет поступать в институт. А Анечка питается на 600 ккал, и еще думает, что должна похудеть, потому что уродина…

В каком возрасте чаще всего проявляется заболевание?

Нельзя сказать, что есть какой-то особо уязвимый возраст, но мы живём в мире, где худое тело имеет более высокую ценность. Последние 10-15 лет мы видим три пугающие тенденции. Во-первых, расстройства пищевого поведения стремительно молодеют. В подростковый период чаще всего происходит первая вспышка РПП. Исследования показали, что среди детей доподросткового возраста количество РПП возросло на 156%, сегодня легко увидеть девочку или мальчика в 9-11 лет с нарушением питания. Мне доводилось видеть детей с нервной анорексией и в 4-5 лет.  

Вторая тенденция – расстройства стремительно стареют. Культура вечной молодости поддерживает это: 50 лет – это новые 30, а 70 лет – это новые 50. Медицина и технологии соединились настолько, что мы можем жить достаточно долго, а потому отказываемся стареть визуально и биологически. И женщина после 40-50 лет особенно уязвима для РПП. Она уязвима вообще для любых психических расстройств, потому что сталкивается с психо-травматическими событиями, которые для других возрастов не свойственны. Есть такое выражение «поколение сэндвич» - это люди 40-50 лет, которые находятся между двух огней: у них уже пожилые родители, о которых надо заботиться, и у них еще невзрослые дети, о которых тоже надо заботиться. И еще в этот период женщина сталкивается с разными событиями – развод, болезнь партнёра, менопауза и собственные заболевания. Это огромная психическая нагрузка, а общество еще требует шикарно выглядеть. И женщина в 50-55 лет старается соответствовать – делает карьеру, имеет любовников, мужей, путешествует, получает новую профессию...

И садится на диету…

Да, женщина задается вопросом, как сохранить или восстановить молодость и красоту. Все и вся говорят одно и то же: похудей, ты будешь выглядеть моложе, лучше, краше, жизнь получит новый старт. И тут процент РПП в зрелом возрасте взлетает. Фактически мы оказываемся в ситуации, когда, девочки, начиная с 12-15 лет, а потом женщины любого возраста становятся уязвимыми для РПП. И если у них есть генетическая предрасположенность и опыт диет, риск возрастает многократно.

Третья тенденция – это РПП среди мужчин?

Да, мужчины стали чаще заболевать РПП и чаще обращаться за помощью. Давление общества на людей возрастает и в отношении мужчины. Если 20 лет назад состоявшийся мужчина – это мужчина с работой, карьерой и чувством самоуважения, то сегодня к этому добавляются шесть кубиков на животе, отсутствие лысины, отсутствие детей от предыдущего брака и т.д. Уровень требований к женщине возрос и это автоматически приподняло уровень требований к мужчине. Мы видимо, как мужчинам стыдно быть толстыми, неспортивными, неподтянутыми, непривлекательными. У мужчин чаще встречается нервная булимия и приступообразное переедание. Причём догадаться об этом практически невозможно.

В наш центр как-то пришел молодой, умный, привлекательный мужчина, успешный врач. Он переедал и вызывал у себя рвоту ежедневно до восьми раз. Он сказал – я прекрасно знаю, что такое нервная булимия, но не могу и не хочу останавливаться. У людей с хроническим РПП развивается своего рода зависимость от этих симптомов. Невозможно получить удовольствие другим способом, кроме как переедая и вызывая рвоту, постоянно урезая свое питание либо приступообразно переедая.

Булимия, анорексия, приступообразное переедание и орторексия – все эти расстройства по-прежнему составляют список РПП или появились новые расстройства? 

Орторексия – это расстройство, которое, вероятно, будет внесено в следующую классификацию, мы пока слишком мало знаем об этом расстройстве. Нельзя сказать, что появляются новые, скорее, появляются забытые старые расстройства. Например, медицинское сообщество признало, что нарушение детского питания в 5-7 лет может стать хроническим на протяжении всей жизни. Так часто происходит с избегающим расстройством питания – это нарушение тоже имеет генетическую особенность. Характеризуется невероятной избирательностью в еде. Дети как будто обладают невероятной чувствительностью к вкусам, из-за чего отвергают большое количество пищи, соглашаясь употреблять 10-15 видов продуктов. Родители надеются, что ребёнок это перерастёт, но вырастает очень избирательный в еде взрослый. Это может приводить к дефициту витаминов, микро- и макроэлементов, недостаточному весу, нарушению развития, в том числе нарушению соматического развития.

Но часто родители сами способствуют развитию у детей РПП?

Да, родителям нельзя делать две вещи – заставлять есть и запрещать есть. То и другое приводит к разрушительным последствиям и может послужить триггером для развития РПП. К сожалению, родители находятся под давлением общества – если ты хорошая мама, ты должна накормить ребенка. Каждая мама, что приходит к нам с ребенком, у которого нарушение питания, испытывает не страх за его здоровье, а в первую очередь, чувство вины – какая же я мать, если не могу накормить своего ребенка. Мамы идут на любые ухищрения и пищевое насилие, лишь бы ребёнок ел.    

Верно ли, что вегетарианство тоже порой приобретает вид расстройства?

Вегетарианство, а особенно веганство, могут быть проявлением РПП или триггером. Есть этическое вегетарианство – я не ем мясо, потому что не хочу причинять боль животным. Эстетическое вегетарианство – не хочу есть мясо, потому что мясо причиняет вред мне, оно гниёт в кишечнике, в нем антибиотики и т.д. Много есть мяса действительно вредно, но нет убедительных доказательств, что среднестатистический человек, который умеренно ест мясо 3-5 раз в неделю, подвергает себя риску. По сути, веганство и орторексия очень близки.

Говорят, что один из факторов развития РПП - популярность низкокалорийных диет.

Да, именно ограничивающие диеты являются наиболее частым триггером. Опыт диет не только запускает развитие РПП, но и усугубляет его. Потому что человек с РПП упорно продолжает и продолжает садиться на диеты, каждый раз надеясь, что так будет лучше. Он всё время проваливается на этаж ниже и ниже. Если мы имеем дело с человеком, у которого 10-15-летний диетический опыт, помочь ему гораздо сложнее, чем подростку или молодой девушке, которая заболела только что.

По каким симптомам можно понять, что человек болен?

Многие привыкли думать, что женщины с анорексией – это истощённые, бледные, худые с торчащими костями женщины, которые дотлевают на диване. На самом деле анорексией можно болеть в любом теле, более того, анорексия бывает у людей с ожирением. Вес большой, а симптомы при этом от анорексии. Именно поэтому родные не подозревают о том, что их близкий болен РПП. Это одно из самых скрытных расстройств.

Есть знаменитая история двух британских девочек-близнецов. Они заболели в 13-летнем возрасте. Тогда их отец сказал жене – посмотри, как наши девочки округлились, они приобретают женственные формы. Одного этого комментария было достаточно, чтобы у обеих девушек развилась нервная анорексия. На протяжении нескольких лет они почти ничего не ели, тайком от матери пряча и выкидывая еду. Сегодня семьи стали реже собираться вместе за едой. Подростки берут тарелку и уходят в свою комнату - я бы уже насторожилась. Увидеть, как твой близкий вызывает рвоту, взвешивает еду, считает калории или приступообразно переедает, практически невозможно. Это выходит наружу, когда расстройство зашло уже далеко или человек решил сам признаться.

Может ли человек самостоятельно справиться с расстройством?   

Почему-то многие думают, что РПП - это какая-то ерунда, просто перестань есть или просто начни есть... Расстройства пищевого поведения сложно победить самостоятельно, это такое состояние, которое сами пациенты метафорически называют раздвоением личности. У тебя в голове поселяется еще один голос, который постоянно критикует, как ты выглядишь, что ты ешь, как ешь и сколько. Этот голос с тобой всё время. И когда ты собираешься пойти к психотерапевту, этот же голос говорит – ты с ума сошла, ты просто жрёшь слишком много, нядо взять абонемент в спортзал и снова с понедельника начать есть меньше. Голос этот заглушить очень трудно. И первая, самая сложная стадия лечения начинается с признания того, что ты болен и не можешь с этим справиться. Но всё еще очень многие люди с развитым расстройством приходят с запросами по снижению веса. Они уверены, что основная их проблема в жизни – вес. А проблема не в весе, а в том, как человек питается и как к себе относится.                  

Насколько сложен путь к излечению?

Всё зависит от длительности заболевания. И еще важно, есть ли у человека поддержка в лице близких, которые отнесутся к его проблеме серьезно и с пониманием. По данным международной статистики, от 10 до 20 процентов людей с РПП умирает в результате осложнений или суицида. Вероятность суицида очень велика, что делает эти расстройства опасными. Примерно 15-20 процентов людей выздоравливают без как%

Опубликовано: 2 июля 2021 г.

Комментарии

Уважаемые пользователи! Упоминания названий любых лекарственных препаратов, БАДов (советы по применению), медицинских изделий, медицинских организаций, других товаров и услуг, рассматриваются как реклама и удаляются в соответсвии с п.4.6. Правил Форума