Теория и практика / Психический комфорт

ДИСЛЕКСИЯ: что со мной не так?

«Ну, что ты так долго думаешь, здесь же черным по белому написано... Смотришь в книгу - видишь фигу», - чего только не приходится выслушивать ребенку, страдающему дислексией за время обучения в школе. Между тем, эта проблема никак не связана с пониженным интеллектом, да и лень здесь совсем не причем.
Опубликовано: 11 января 2020 г.

Эксперты:

1.Вера Перевозчикова, учитель-логопед высшей категории

2.Александр Корнев, кандидат медицинских наук, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой логопатологии Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета

3.Татьяна Черниговская, доктор биологических наук, заслуженный деятель науки РФ, попечитель Ассоциации родителей и детей с дислексией

4. Светлана Дорофеева, сотрудник Лаборатории нейролингвистики НИУ ВШЭ

Около 30% людей  в мире страдает различными формами дислексии. В России 61% специалистов и родителей о дислексии даже не слышали. Именно поэтому в октябре в Петербурге впервые прошла Неделя осведомленности о дислексии, которую организовала Ассоциация родителей и детей с дислексией Марии Пиотровской. 

Расстройство или болезнь роста?

Чтение требует высокой слаженности мозговых функций. Надо уметь распознавать буквы, правильно произносить соответствующие им звуки и устанавливать между ними семантические (смысловые) связи. В любой момент что-то может пойти не так. Ошибки чтения у дислектиков - очень разные. Некоторые пропускают буквы или путают похожие, т. к. они для них «на одно лицо», другие не могут правильно выговорить получившиеся слоги, а третьи не видят смысла в прочитанном. Такие проблемы, как пропуски, замены и перестановки букв, а также слогов периодически возникают и у нормальных детей по мере овладения техникой чтения. Это так называемые «ошибки роста», и со временем они проходят. Нарушения же, обусловленные дислексией, носят более стойкий характер и могут сохраняться очень долго.

Мышка и мишка

Самой распространенной проблемой у дислектиков является недостаточно развитый фонематический слух, поэтому они нередко путают схожие по фонетике слова (например, «мышка» и «мишка»). Считается, что это происходит потому, что такие малыши плохо различают тонкости звучания отдельных звуков в речи. Однако, как выяснили нейрофизиологи из Бостонского и Массачусетского технологического университетов, проблема может крыться не только в дефекте звуковосприятия, но и в ненадежности оперативной памяти, ответственной за распознавание уже знакомых элементов на основании прошлого опыта. В норме мозг быстро приспосабливается к повторяющимся звукам и образам, но не у дислектиков. Эксперименты показали, что они и не могут воспользоваться этой информацией, когда возникает необходимость.

Это объясняет многие проблемы, проявляющиеся у ребенка-дислектика уже в дошкольном возрасте: позднее начало речи и последующие трудности в изучении и произношении слов. Если ваш 5-летний малыш не может определить, с какой буквы начинается его имя (имена мамы и папы), с трудом заучивает элементарные детские стишки, подолгу вспоминает нужное слово или путается в расположении букв при рассказе, возможно, стоит показать его специалисту.

Александр Корнев: «Для врача выявление дислексии может быть поэтапным. Первый шаг, когда мы можем зафиксировать фактор риска - это наследственность. По западным данным, если один из родителей или близких родственников дислектик, то риск у ребенка примерно 45-60%.

Затем мы смотрим на раннее развитие: если есть задержка речи – это тоже дополнительный фактор риска. Далее по мере взросления могут появляться другие симптомы, и в 5-6 лет уже можно тестировать ребенка. Некоторые исследователи считают, что есть латентная дислексия - предрасположенность, которая не превращается в настоящую дислексию».

Как определить склонность к дислексии?

В школе с началом чтения и письма симптомы дислексии принимают конкретные очертания. Такой ребенок читает очень медленно, по слогам, пытается «угадать» продолжение слова по первым буквам (у детей постарше это легко определить, предложив им для чтения список бессмысленных слов). Постоянно путает похожие по звучанию (С-З, Ш-Ж, Ш-С, Т-Д) и написанию буквы (П-Т, Б-В, Х-Ж). Искажает окончания слов и неправильно согласует существительные с прилагательными (например, «грустный собака»). Пропускает и переставляет буквы при чтении, не обращая внимания на бессмысленность прочитанного. Не различает цифры, хотя легко решает простейшие примеры в уме.

Существуют и неспецифические признаки: ребенок при чтении пытается повернуть голову так, чтобы читать одним глазом, очень близко к глазам подносит книгу, чтобы поймать фокус, часто жалуется на головную боль при работе с текстом. «Обычно окончательное заключение логопед, дефектолог или психоневролог ставит только во втором классе, в 8-9 лет. До этого момента ошибки при чтении считаются вариантом нормы. Но чем раньше начата коррекционная работа с дислектиком, тем лучше», - подчеркивает Вера Перевозчикова.

По словам нейропсихолога Марины Захаровой, понять, находится ли ребенок в группе риска, можно по следующим признакам: задержка речевого развития, трудности при составлении рассказа по картинкам, сложности при построении логико-грамматических конструкций. Дислектик часто спотыкается, роняет предметы, ему трудно поймать мяч, он с трудом застегивает пуговицы, путает право и лево, путает месяцы и дни недели, ему трудно сосредоточиться. 

При неразвитом фонематическом слухе также практически неизбежны ошибки в письме, поэтому дисграфия – частая спутница дислексии (хотя может развиваться и как самостоятельное расстройство). Ее проявления чрезвычайно многообразны: от регулярных пропусков букв, орфографических ошибок и неразборчивого «врачебного» почерка до полной неспособности выразить мысли на бумаге. В тетради школьника, страдающего дисграфией, царит настоящий хаос: границы слов часто нарушены, строчки съезжают, встречаются элементы зеркального письма.

Мозг дислектика

Загадкой дислектиков является то, что у них обычно отсутствуют дефекты в слуховой и зрительной системах. Однако, особенности сенсорного восприятия все-таки есть. «С помощью современных методов нейровизуализации мозга удалось выяснить, что у большинства детей-дислектиков понижена метаболическая активность в определенных областях левого полушария, которые связаны с процессом чтения. Симптоматически это может выражаться одним из типов дислексии: слуховой или зрительной. Часто они сосуществует, чистые типы редки. Кроме того, в большинстве случаев у дислектиков присутствуют и другие неврологические особенности развития: синдром дефицита внимания и гиперактивности, нарушение координации движений…», - говорит Вера Перевозчикова. Это может ввести в заблуждение родителей и помешать ранней диагностике основного расстройства.

У меня буквы танцуют

У дислексии много разных классификаций с разными профилями. Много индивидуальных особенностей, не бывает двух одинаковых дислектиков.

Знаменитый логопед и психолог Энн Джин Айрес в своей книге "Ребенок и сенсорная интеграция" рассказывает историю мальчика-дислектика, которому долго не могли поставить диагноз: «Всем, кто с ним общался, он казался способным мальчишкой, но на самом деле уже с первых школьных дней учиться ему было трудно. Мать подозревала, что с сыном что-то не так: он с самого рождения явно отличался от двух других ее детей. Брэндон часто натыкался на предметы, ломал игрушки, ронял еду, но как будто не нарочно: он смущался, когда такое случалось». Общая неуклюжесть, нарушение координации и трудности в выполнении рутинных задач, связанных с балансом и тонкой моторикой, типичны для людей, страдающих дислексией.

В основе перечисленных дефектов лежит сбой сенсомоторной интеграции – взаимодействия основных чувств человека. Этот сбой также приводит к ошибкам в интерпретации звуковых и зрительных ощущений, необходимых для чтения и письма.

Осложняет ситуацию то, что сам ребенок не всегда понимает, что с ним происходит и уж тем более не может объяснить это родителям и педагогам.  «У меня буквы танцуют», - так пытался оправдаться 8-летний герой индийского драматического фильма «Звёздочки на Земле» перед учительницей чтения и своими одноклассниками, но они над ним посмеялись.

Я не тупой!

Психологические трудности, с которыми сталкиваются дислектики, включают эмоциональную нестабильность, импульсивность, проблемы с концентрацией и памятью, высокий уровень тревожности, элементы агрессии, проблемы со сном и многое другое. Дополнительные страдания могут возникать из-за ощущения собственной неуклюжести, двигательной дисгармонии. Дровишек в огонь подбрасывает окружающие дислектика люди, воспринимающие его как неудачника ("тупого", "безграмотного", "лузера").

«Даже слабые намеки на ущербность негативно влияют на успехи в школе, на работе или в спорте. Часто школьники с дислексией попадают в стандартную западню: страх совершить ошибку приводит к сильному беспокойству, которое ещё больше тормозит успеваемость. Уже доказано, что успехи в чтении и письме при дислексии находятся в прямой зависимости от душевного состояния ребенка.  Необходимо публично заявить о дискриминации, с которой вынуждены жить дислектики в России. И эта задача лежит, в первую очередь, на плечах родителей. Так же, как и задачи коррекции и профилактики», - говорит Вера Перевозчикова.

Основатель Ассоциации родителей и детей с дислексией Мария Пиотровская, у которой дочь дислектик, уверена, что к таким детям нужен особый подход: «Детей надо учить читать не по слогам, а словами целиком. Очень помогает писать слова разными цветами. Совместно со специалистом ребенка можно адаптировать. Вспомните, в вашем классе обязательно было 2-3 ребенка, которым не давалось чтение, но при этом хорошо шла математика, они были звездами школьных праздников. Родителям надо всегда быть на стороне ребенка, поддерживать его. Найти специалиста, пройти тесты, убедиться в том, что у ребенка именно дислексия, и начать заниматься».

Владимир Коновалов, папа дислектика: 

- Сын унаследовал дислексию от мамы. Мы еще до школы заметили, что он читает слова с третьей буквы или со второй, читает корень слова, а окончание додумывает. Когда сын понял, что не такой как все, замкнулся, ушел в себя. Конечно, мы его поддерживаем, водим на занятия с логопедом, видим его успехи. Я добиваюсь того, чтобы в школе к ребенку был индивидуальный подход и определенные послабления в требованиях. Но это- палка о двух концах: имея такой подход, ребенок расслабляется, считает себя особенным и начинает этим манипулировать.    

Откуда это берется?

По словам доктора психологических наук Александра Корнева, дислексия генетически обусловлена примерно в 45-60% случаев. Навык чтения опирается на разные группы функций и способностей, и каждая группа контролируется определенным даже не геном, а локусом (участком) какого-то гена. Поэтому генетические скрининги пока затруднены. Помимо наследственности к дислексии могут привести различные осложнения при беременности и родах.

«Я изучал многих дислектиков, где-то 75% из них имели букет рисков на разных этапах - период беременности, роды и заболевания первых лет жизни. Все это влияет прежде всего, на левое полушарие вокруг речевых зон. Как установили биологи, происходит даже не повреждение участков мозга, как раньше думали, а нарушение дрейфа нейронов – путь миграции нейронов может происходить аномально и группы клеток появляются там, где их не должно быть», говорит Корнев.

Светлана Дорофеева, сотрудник Центра языка и мозга НИУ ВШЭ: «Дислексия существует на нескольких уровнях –поведенческом, когнитивном, нейробиологическом и генетическом. Родители и учителя видят только внешние проявления: ребенок медленно читает, часто делает ошибки, не может ответить на вопросы о смысле прочитанном. Специалист видит, что у ребенка нарушено зрительно-пространственное восприятие на уровне когнитивных функций, которое в свою очередь ведет к нарушениям на нейробиологическом уровне, а эти нарушения уже ведут на генетический уровень. К наследственности добавляется и другие факторы: стресс, прием лекарств и болезни мамы во время беременности, гипоксия во время родов, болезни ребенка в раннем возрасте. И ещё много факторов, которые мало изучены. Поэтому надо понимать, что ни одна не семья не застрахована от возможности рождения ребенка с дислексией».  

Что делать?

Лекарствами дислексия не лечится – это уже доказанный факт. Необходимы  психолого-педагогические коррекционные методы, которые приходится использовать в течение 2-4 лет. По словам Александра Корнева, в процессе развивающих упражнений, благодаря специальной стимуляции, в мозге формируются новые связи, создается функциональная система, которая может полноценно обеспечивать навык чтения. Это было проверено в исследованиях с помощью МРТ. Изначально исследование показало, что ключевые зоны мозга, отвечающие за чтение, неактивны. А после двухмесячной коррекции эти зоны становились активным.

Чтобы помочь детям-дислектикам, нужна специальная методика обучения чтению, которая задействует сильные функции детей и щадит слабые.

Такая методика изложена в книге Александра Корнева «Обучение чтению дошкольников полуглобальным методом». Дети с дислексией не могут складывать слог из двух букв, им предлагается запоминать слог сразу как целое, как иероглиф, что избавляет их от работы, с которой они не могут справиться.

К сожалению, школы обязаны применять общий для всех метод обучения. Поэтому только логопед на занятиях может научить детей другой методике. Все психологи сходятся в том, что дети, страдающие дислексией, нуждаются в определенных послаблениях в школе: освобождать их от чтения вслух, давать дополнительное время на выполнение  заданий, озвучивать тексты заданий на экзамене и так далее. Это защитит их от серьезных невротических расстройств.

Игры с пластилином

Лечение детей с оптической дислексией основано на работе со зритетельно-пространственным представлением. Конечная цель – помочь ребенку сформировать четкий зрительный образ букв и научиться быстро различать похожие («х» и «ж»). Для повышения эффективности коррекционной практики рекомендовано задействовать несколько органов чувств одновременно. Прекрасный пример такой зрительно-тактильно-слуховой тренировки – занятия лепкой букв из пластилина (а также рисование пальчиковыми красками или на песке). «Плохие чтецы» любят работать с образами.

Тренируем мозжечок

Поскольку у дислектиков чрезвычайно распространены такие симптомы, как неловкость в движениях и раскоординированность, одним из методов коррекции является лечебная физкультура. Для улучшения моторики и координации движений используют специальную балансировочную доску. Считается, что, попытки удержать равновесие, стимулируют мозжечок.

Американский нейробиолог Адель Даймонд, анализируя развитие мозга у детей, обнаружила, что за когнитивные и моторные функции отвечают одни те же структуры: префронтальная кора и мозжечок. Тесная анатомо-функциональная связь двигательной активности и интеллекта получила подтверждение в результате многочисленных клинических наблюдений. Александр Корнев: «Когнитивные и моторные дисфункции идут в комплексе, задержка в созревании моторных функций может негативно влиять на умственные способности, и наоборот. Зона координации  пальцев расположена очень близко с речевым центром Брока, который отвечает за движения языка и мимической мускулатуры».

Дополнительный блок: Проклятие или дар?

Много вопросов вызывает тот факт, что среди дислектиков часто встречаются одаренные люди и индивидуумы с высоким интеллектом. Ярким примером гениального дислектика является Альберт Эйнштейн, который, по слухам, не говорил до 5 лет и имел пожизненные проблемы с чтением. Те же проблемы были у Николы Теслы, Стива Джобса, Черчилля, Пикассо, Моцарта. С дислексией знакомы Мерилин Монро, Том Круз, Энтони Хопкинс, Евгений Гришковец и др. И таких «историй успеха» - множество. Есть несколько объяснений этому парадоксу.

Во-первых, наш мозг умеет компенсировать недостатки, поэтому «плохие чтецы» могут стать хорошими физиками и художниками. У детей, читающих и пишущих с трудом, нередко хорошо развито невербальное мышление, они обнаруживают творческие способности - музыкальный слух, артистические способности. Во-вторых, дислексия формирует в человеке характер, целеустремленность. Это тот случай, когда нет худа без добра. Знаменитый повар Джейми Оливер однажды в интервью, посвящённому выпуску его книги, сказал: «Дислексия сделала меня успешным, потому что заставила усердно работать. Трудности написания книги были ее движущей силой».

Люди от медицины считают, что истории про одаренных дислектиков нужны  для того, чтобы смягчить болезненность переживаний у родителей и детей. Александр Корнев: «На самом деле, дислексия - тяжкий груз. Я не могу сказать, что у детей с дислексией чаще встречается талант, чем у обычных детей. Скорее, наоборот. На западе под термином «дислексия» подразумевается как нарушение чтения, так и нарушение письма (дисграфия). И у многих из известных нам одаренных дислектиков наблюдается в основном нарушение письма - это более лёгкое состояние».

«Очень важно поддержать ребенка психологически, - говорит Татьяна Черниговская, - Когда дислектик в учёбе отстает от других детей, у него сильно меняется самооценка. Он оказывается в ситуации пытки – на него идёт давление с трёх сторон: родителей, сверстников и учителей. Надо это прекратить. Для начала ребенка надо любить и постараться с ним познакомиться, лучше узнать его, понять, что ему интересно. Кто он - сильный или слабый, застенчивый или нахал, будет крушить всё или читать под лампой шумерские тексты. Нужно выяснить кто он, и не ломать его об колено. А дислексия или дисграфия – это уже третье дело».

Евгений Стычкин, актер:

- Когда я учился читать, у меня не прыгали буквы, но я и сегодня читаю медленно. Моей основной проблемой было письмо. Тогда никто не понимал, почему я путал буквы, пропускал их в начале или середине слова, почему вместо «привет» выходило «ривет». Сегодня я тоже путаю буквы, чем быстрее и эмоциональнее я пишу, тем больше путаницы в словах. Со временем я научился видеть свои ошибки, но не в самом процессе написания, а уже потом. Хорошо, что писать можно на компьютере, который всё исправляет.

Дисграфия меня не сломала, все свои неудачи в учёбе я компенсировал энергией и наглостью. Но я знаю, что огромное количество людей, не понимая, что с ними не так, были сломлены. «Дислексия» и «дисграфия» - не приговор, это данность, к которой можно и нужно приспособиться. Я уверен, вместо грамотности у ребенка проявляется что-то другое, что даёт силу, уверенность и уникальность. Нужно только это заметить.

 

Дислексия в чистом виде встречается примерно у 5% детей. Немало нарушений чтения вторичного происхождения, то есть, вызванных, например, недоразвитием устной речи или задержкой психического развития. Таких детей еще 5%. Соответственно, получается, что в России 10% детей имеют серьёзные нарушения чтения. В англоязычных странах называют цифру 17-20%.

 

Выявить дислексию у девочек сложнее, чем у мальчиков: видимо, потому что они успешнее скрывают проблемы с учебой. Оттого раньше считалось, что в группе риска в основном мальчики.

 

Русский язык считается простым для дислектиков, в нём прозрачная орфография - написание и произношение слов очень близки. А вот английский язык очень труден для освоения.

 

Дислексия – это стойкое избирательное затруднение в овладении навыками чтения, несмотря на сохранный интеллект и отсутствие каких-либо других нарушений, в том числе, зрения и слуха. Часто дислескии сопутствует нарушение письменной речи - дисграфия.

 

Автор: Анна Вайсертрейгер
Опубликовано: 11 января 2020 г.

Комментарии

Уважаемые пользователи! Упоминания названий любых лекарственных препаратов, БАДов (советы по применению), медицинских изделий, медицинских организаций, других товаров и услуг, рассматриваются как реклама и удаляются в соответсвии с п.4.6. Правил Форума