Теория и практика / Психический комфорт

Тревога: как страшно жить!

Вас уволят с работы. Дома прорвет трубу. Муж уйдет к другой. Дети попадут в плохую компанию. Сколько сил вы тратите на беспокойство о том, что никогда не произойдет?
Опубликовано: 10 июля 2016 г.
Тэги: психика

На самом деле, тревога и страх – это разные эмоции. Боимся мы какой-то видимой угрозы (реальной или мнимой), а тревожимся по поводу вещей, которые могут произойти – или не произойти – в будущем.

Зачем беспокоиться?

Способность испытывать тревогу – это древний эволюционный механизм. Для наших предков было важно по тени в кустах, по странному шевелению высокой травы заподозрить что-то неладное. Возможно, это просто так ветер подул или тень от облака легла, а возможно, там подкрадывается что-то большое, хищное и саблезубое. И надо решать: отбежать на всякий случай или остаться на месте. И те из первобытных обезьян, у которых тревожности не было, считали, что это просто ветер, и в 9 случаях из 10 были правы, но на 10-й раз это оказывался саблезубый тигр – и беспечных съедали, а тревожные выживали.

По статистике, с клинически значимыми нарушениями тревожного спектра хотя бы раз в жизни сталкивается каждый третий. Если же брать проблему тревожности не в медицинском, а в общебытовом понимании, то, наверное, сложно найти человека, который ни разу в жизни не переживал неприятных моментов из-за неадекватного и вышедшего из-под контроля уровня тревоги.

Как и любая эмоция, тревога хороша тогда, когда не выходит из-под контроля. Психиатры разработали ряд формальных критериев, позволяющих отличить нормальную тревожность от патологической. Однако на общем уровне самое главное отличие между ними ­– это адаптивность. Вопрос сводится к тому, приносит ли тревога какую-то пользу человеку или бессмысленно портит его жизнь. Тревожность – субъективно неприятное переживание, оно доставляет дискомфорт. Но если это чувство дает нам что-то полезное – о'кей, пускай будет. А вот если никакой пользы от тревожности нет, только дискомфорт и страдание, – вот тогда можно делать вывод о том, что она ненормальна.
Если нам надо сдать какой-то проект в срок, мы испытываем тревогу о том, как его примут, и это служит поводом больше стараться и лучше готовиться – как бы ни был неприятен нам этот дискомфорт, он полезен. Но если в такой же ситуации тревожность разрастается, страх неудачи вытесняет все прочие мысли и в итоге фактичес­ки парализует полезную работу – такие эмоции уже ненормальны, и есть смысл от них избавиться. 

КАЖДАЯ НЕСЧАСТЛИВАЯ СЕМЬЯ
НЕСЧАСТЛИВА ПО-СВОЕМУ?

Почему одни люди тревожатся больше, чем другие?

Есть множество факторов риска, хотя ни один из них не гарантирует появления патологической тревожности. Известно, что у женщин расстройства тревожного спектра бывают в 2 раза чаще, чем у мужчин.

Также они могут вызываться гормональными нарушениями – различными проблемами с щитовидной железой, надпочечниками. Но, как правило, в основе развития тревожности, вышедшей из-под контроля, лежат психологические причины – это могут быть как проблемы, тянущиеся из детства, так и стрессы, пережитые во взрослом возрасте.

Иногда найти изначальную причину важно, но во многих случаях вполне эффективна и работа с проблемой здесь и сейчас, без глубокого анализа ее истоков в прошлом.

Что с этим делать?

Тревога – личное дело каждого. Если вы считаете, что она повышает вашу эффективность и позволяет избегать неприятностей, все прекрасно. Но если тревога приносит дискомфорт и снижает субъективное качество жизни, то с ней можно бороться.
В первую очередь стоит поделиться своими страхами с родными и близкими. Часто бывает, что трезвого доброжелательного взгляда со стороны достаточно, чтобы интенсивность беспокойства резко снизилась. Если же самостоятельно упорядочить свои чувства и снизить интенсивность неприятных переживаний не получается, то имеет смысл обратиться к специалисту. 

Существует множество направлений психотерапии, способных помочь при чрезмерной тревожности. Среди них нет однозначных фаворитов, все направления могут быть эффективны или неэффективны, универсального ответа нет. Дело тут не в том, подходит ли этот метод для лечения конкретного вида тревожности, а в том, насколько этот подход близок и понятен самому человеку. Лучший эффект достигается, когда человек самостоятельно выбирает ту разновидность психотерапии, которая, как ему кажется, должна оказаться наиболее действенной при борьбе с его проблемой. Например, широко применяемая на Западе при борьбе с тревожностью когнитивно-поведенческая терапия показывает хорошие результаты для людей с рациональным складом ума, но малоэффективна для тех, кто считает ее чрезмерно механистичной и «бездуховной».
Если болезненная тревожность явно выходит за пределы нормы, возможно медикаментозное лечение. Важно помнить, что психотерапией занимаются как врачи, так и психологи, а вот назначать таблетки могут только специалисты с медицинским образованием. 


В настоящее время существует целый арсенал противотревожных препаратов, в который входят не только силь­нодействующие лекарства, но также дневные транквилизаторы, не вызывающие сонливости – такие как диамидазепам. Он помогает ослабить эмоциональное напряжение, снизить тревогу и страх, оказывает седативный эффект при различных невротических расстройствах. Применяется при лечении бессонницы, мигрени и даже в комп­­­­лексной терапии алкоголизма. Тревожность, вышедшая из-под контроля, способна здорово отравить жизнь – и к тому же сама по себе может привести к неприятностям, поскольку мешает трезво оценивать обстановку и принимать правильные решения. К счастью, мириться с патологичес­кой тревожностью сегодня необязательно: эта проблема вполне преодолима.

 

Автор: Сергей Иванов
Опубликовано: 10 июля 2016 г.

Комментарии

Уважаемые пользователи! Упоминания названий любых лекарственных препаратов, БАДов (советы по применению), медицинских изделий, медицинских организаций, других товаров и услуг, рассматриваются как реклама и удаляются в соответсвии с п.4.6. Правил Форума